Чем больше мы знакомимся с этой православной страной тем

latumbventing.ga — ЕСТЬ ЛИ БОГ В РПЦ?

В сравнении с тем насколько хрупким и иллюзорным оказалось Кто-то увидел в системе российского православия возможность Конечно эта история больше про нереализованность молодежи, Но именно этот сеттинг придают этой наивной истории «взросления» острый характер. Мы хотели познакомиться с жизнью Японской Православной Церкви и уверены, что после гонений Церковь в России погибла, ее больше нет. что здесь, в этой чужой по сути стране, мы столкнемся с тем, что для нас . В Николай-До мы знакомимся с японкой по имени Лена. Она сама. latumbventing.ga Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия» По . Чем больше мы знакомимся с этой православной страной, тем лучше.

На этот раз мы отправимся в Грецию. И не просто по туристическим или паломническим маршрутам. Сегодня мы будем путешествовать на яхте по маленьким греческим островам Эгейского моря, вместе с ребятами из православной гимназии города Ногинска. Задумал и осуществил это путешествие уже знакомый нам протоиерей Михаил Ялов, давний друг нашей программы. Видеодневник путешествия позволит и нам заглянуть в самые красивые уголки православной Греции.

А в начале программы, как обычно, поговорим о новостях и событиях. Вечером 13 декабря в Государственном Кремлевском дворце ее награждали за подвижническое служение по возрождению святынь Православия. Не смотря на долгожданную встречу с Родиной и праздничное настроение, мысленно матушка все еще была на Святой земле в своем монастыре. Разрешения на его постройку от израильских властей мы ждали несколько лет. Получили его только 1,5 года.

А несколько дней назад уже освятили кресты. Сербская актриса Ивана Жиган приехала на вручение премии вместе с детским хоровым коллективом из Косово. Вы увидите рисунки детей из Косово. Эти дети видят только огонь, разрушения и колючую проволоку. В декабре Фонд Андрея Первозванного традиционно подводит итог тому, что было сделано за год.

Основными вехами года можно назвать принесение мощей прмц. В планах Фонда на год — принесение в Россию Православных святынь из Черногории. Это одно из сохранившихся и дошедших до нас чудес.

Эти три святыни можно назвать одними из главных святынь православного мира. Надеемся, что в следующем году они будут находиться на териитории России примерно месяцев. Здесь Его Святейшество совершил чин освящения закладного камня в основании монастырского собора во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Святейший Патриарх Алексий подписал грамоту, которая была заложена в капсулу и размещена в основании закладного камня. Затем в небо были выпущены 9 голубей, по числу престолов будущего соборного храма.

Многое погребено под толщей веков, немыми свидетелями остаются лишь камни. Но в XX веке на помощь историкам пришли фотография и киносъемка. Каждый найденный кадр хроники бесценен. Гражданская война в России Как только большевики взяли власть в октябре года, в стране разразилась страшная гражданская война, не утихавшая долгих 4 года. Большевистские лидеры считали, что все силы России и ее богатства должны были быть потрачены на совершение мировой революции, с тем, чтобы не в Россииа в Европе была организована первая пролетарская сверхдержава со столицей в Берлине.

Россия, с ее практически поголовным крестьянским населением не могла играть роль рабочей республики. Надо было использовать момент для организации социализма не в отсталой России, а в передовой в техническом смысле Германии, где как раз большинство населения и составлял пролетариат.

Поскольку прежняя элита страны не могла и не желала смириться с прежним политическим курсом, ее следовало безжалостно подавлять и истреблять. Расстрелы и лишения всех прав и имущества начались с первых же послереволюционных дней. После того как бывший председатель Центрального Комитета Балтийского флота Дыбенко потерпел сокрушительное поражение от немцев под Нарвой, Ленин предложил организовать борьбу с отечественной и мировой буржуазией главному разработчику теории мировой революции Троцкому, и на сей раз не ошибся в выборе.

Православная семья † | ВКонтакте

Новый председатель Реввоенсовета действительно стал блестящим организатором формирующейся Красной Армии. Захватив бывший царский поезд, в котором Император Николай II еще совсем недавно разъезжал по фронтам, Троцкий устремился на Восточный фронт, откуда шла главная опасность для Советской республики от адмирала Колчака. Уникальные кадры показывают, как в Курск приехал соратник Троцкого Подвойский, чтобы сформировать многочисленный венгерский отряд из бывших военнопленных для борьбы с Колчаком.

Руководитель этих интернационалистов — венгерский комиссар Бергман. Именно они скоро вольются в ряды Чапаева и Захарова для нанесения решающих поражений Белой армии под Казанью, Симбирском и Бузулуком. Троцкий прибывает в чапаевскую дивизию чтобы раздать отличившимся бойцам золотые портсигары и часы, захваченные в том самом императорском поезде.

Еще совсем недавно они служили наградой храбрецам царской армии. Троцкий беседует с новоиспеченным главнокомандующим Красной Армией латышом Вацетисом, общается с Чапаевым, призывает всех умереть за будущую пролетарскую республику и все радостно вскидывают вверх руки. Затем Троцкий плывет дальше на пароходе в весьма приятном обществе и вместе с замечательным собеседником — пролетарским поэтом Демьяном Бедным.

Через несколько дней председатель Реввоенсовета сделает остановку в Свияжске, где в местном монастыре установит памятник Иуде Искариоту. Оскорблять таким образом чувства верующих было весьма последовательно и в духе новой власти по отношению к Русской Православной Церкви.

Святейший Патриарх Тихон Несмотря на это глумление и ненависть, Патриарх Тихон продолжал призывать людей опомниться и остановить разгоревшуюся братоубийственную войну.

Святитель Тихон обращался с этими словами не только к большевикам, но и к их противникам.

  • ЕСТЬ ЛИ БОГ В РПЦ?
  • Ответы на вопросы, которые чаще всего задают священнику
  • Святые и святыни Греции (Телепрограмма, 27.05.06) (комментарий в аспекте культуры)

Когда к Патриарху Тихону пришли представители Белого движения чтобы получить благословение на борьбу с сатанинской властью, Патриарх отказался это сделать. Святитель Тихон видел, что для спасения Русской Православной Церкви как духовного водителя нации необходимо остаться в стороне от политической борьбы, иначе и Церковь и нацию ждет неминуемая гибель.

Наша общая история насчитывает уже более лет. У нас общая вера, религиозные традиции, родственные культуры и много общего в языке. Чем больше мы знакомимся с этой православной страной, тем лучше понимаем собственную историю. Приглашаю вас в небольшое путешествие. Путешествие по островам Греции Наверное каждый из нас в детстве мечтал о путешествиях и приключениях. И, пожалуй, особая романтика — в путешествии морском, на парусном судне, когда в лицо летят соленые брызги, ветер испытывает на прочность тугие паруса.

Затаив дыхание, мы читали об этом в книжках и вздыхали: Ребятам из подмосковного города Ногинска, учащимся православной гимназии имени Константина Богородского выпала редкая возможность, совершить морское паломничество по греческим островам. Вот записи в дневнике одного из участников путешествия. Самолет за 3 часа перенес нас в Афины. Оттуда на такси добираемся до порта Лаврио, где ждет нас судно, которое станет нашим домом на ближайшую неделю.

Запасшись продуктами в портовом магазине, переносим их на яхту, служим молебен о путешествующих и отправляемся в путь. Команда построена, и вот над яхтой поднимаются два флага: Сердца наполняются радостью, когда мы видим, как развеваются над Эгейским морем флаги нашей Родины. Наконец яхта отошла от причала и отправилась в море, которое было в этот вечер необычайно ласковое, золотистое. Остров Идра, Греция Через несколько часов мы дошли до острова Идра.

Это небольшой островок Сардонического залива у южных берегов Аттики. Бросили якорь в удивительно красивой бухте. Вокруг не было ни души. Еще до восхода солнца мы начали готовиться к Божественной литургии. Служили на походном антиминсе прямо на корабле. Переносной престол и священные сосуды привезли с собой из России. Служба началась с первыми еще не обжигающими солнечными лучами.

При отсутствии ветра по воде далеко разносились звуки песнопений. Вдали от Родины мы молились за наших родных и близких.

После молитвы мы решили высадиться на остров. Кто-то поплыл в лодке, кто-то добирался вплавь. Не упустили возможности искупаться. Вода в Эгейском море очень соленая, поэтому плавать в ней легко. Жизнь на корабле это не только отдых, купание и развлечения, но и каждодневный труд.

Гимназисты стояли у штурвала, управлялись с парусом и снастями, самостоятельно готовили пищу, драили палубу. За неделю они вполне освоились на воде, так, что яхта стала для них настоящим домом, небольшим, но очень уютным. К вечеру мы пришвартовались в небольшом городке Монемвасья. Выход в открытое море Этот город — одно из самых необычных поселений, которые встретились на нашем пути.

Он представляет собой неприступную крепость, прилепившуюся к отвесной скале и с трех сторон окруженную крепостной стеной. Город был построен так, чтобы защититься от набегов турецких пиратов. Только одна маленькая дверь в стене позволяет в него попасть. Но для большинства из них в духовном плане это кончилось весьма плачевно как, например, для бывшего священника Глеба Якунина и некоторых. У нас были яркие преподаватели и очень интересные лекции.

Я поступил в семинарию в году. Это было время ректорства архиепископа Александра Тимофеева [1] — время подлинного расцвета Московских духовных школ.

Владыка Александр сделал очень много, и прежде всего он добился того, чтобы в семинарию принимали людей с высшим образованием. Один этот факт свидетельствует о том, насколько сложной была жизнь Церкви в Советском Союзе. Год й— первый, когда не в качестве какого-то единичного исключения, а в массовом порядке разрешили принимать в семинарию людей с высшим образованием, и нас набрался целый поток— курс А.

Жизнь в Церкви: уроки служения

Это были светские ученые— из Академии наук, различных академических институтов, люди с учеными степенями и в то же время верующие, церковные. При этом, приступая к работе в духовных школах, они не бросали свою преподавательскую и научно-исследовательскую деятельность в светских институтах. Еще не было никаких веяний будущей перестройки, никаких особых перемен мы не ждали, но все равно какое-то особое чувство— радости, энтузиазма— было у всех, кто преподавал и учился тогда в семинарии.

В сердце России Больше всего меня, конечно, потрясла Троице-Сергиева Лавра, как, наверное, и всякого человека, который видит ее дивную красоту. Много раз говорилось, что Лавра— это сердце России, место, где небо как-то особенно близко к земле. Может, это звучит и высокопарно, но это именно. Когда я учился, у нас была традиция: Эта традиция сложилась как-то совершенно естественно; никто никого не заставлял, никто никого не учил, но каждое утро все ходили благословляться у Преподобного, и было глубокое и искреннее чувство близости преподобного Сергия к.

Слова, что духовные школы— это большая келья Преподобного, не были ни формальностью, ни преувеличением. Главным сокровищем Лавры для меня было ее богослужение. Я люблю службу, и вообще, в значительной степени благодаря этой любви пришел в Церковь, но службы в Лавре— это было что-то необыкновенное. Тогда в самом расцвете своего творчества был отец Матфей [2]его хор был в наилучшей форме.

У него были замечательные певцы, которые сделали бы честь любому профессиональному коллективу. Причем отец Матфей никогда не брал к себе профессиональных музыкантов, особенно тех, кто занимался вокалом, это было для него совершенным табу.

Каждого, кто пел у него в хоре, он учил петь с нуля. Та неповторимая манера пения, особое звучание его хора было построено на том, что он лично обучал и воспитывал каждого певчего.

Этот титанический труд сопровождал его творческую деятельность почти пятьдесят лет. Служил он великолепно, незабываемо, как наследник классической московской богослужебной традиции. В молодости он был иподиаконом владыки Серапиона [4] его знает вся Русская Церковькоторый в свою очередь был иподиаконом Святейшего Патриарха Алексия I и манеру служения во многом позаимствовал у него, а Патриарх АлексийI— это, можно сказать, литургический эталон Русской Церкви. Всё это вместе— служение отца наместника архимандрита Алексия, пение хора отца Матфея, вообще весь устав, чин, порядок лаврского богослужения— покорило меня на всю жизнь.

Как пришли к этой мысли? И сколько я ни пытаюсь на этот вопрос ответить— не могу, не знаю. Весной, когда еще не закончился первый год учебы, я уже подал прошение о зачислении меня в число братии Лавры. Просто несколько месяцев пребывания в Лавре полностью убедили меня в том, что так надо поступить, и я пришел к наместнику с прошением. Тогда очень много семинаристов шли в монастырь— это еще одна примета времени.

Это еще не было весной в полном смысле слова, но уже началась оттепель— стало можно брать в Лавру столько людей, сколько подавалось прошений. Отец наместник был человеком необыкновенного обаяния, перед которым не мог устоять никто, в том числе и представители соответствующих инстанций, весьма строго наблюдавших за жизнью монастыря. Вот такая работа— совместная, невидимая миру, нашему времени непонятная, а зачастую и оболганная, совершалась на благо Церкви людьми, которые стояли тогда во главе и Московских духовных школ, и Троице-Сергиевой Лавры.

Трудное счастье Еще один урок— это те послушания, которые приходилось нести в Лавре. Какое-то время я был иподиаконом у отца наместника, потом меня определили вести экскурсии для некоторых групп, которые посещали Лавру. Этому контингенту давалась подобная привилегия, видимо, для разнообразия впечатлений. Я помню, времени не было. Утром я пономарил на ранней Литургии. Летом служба была в Успенском соборе, и я вставал в четыре часа, в полпятого шел открывать храм, а он огромный, и даже просто открыть все двери— достаточно долгий процесс.

Потом надо было ходить с переносной лестницей, зажечь все лампады, приготовить всё к службе. Это занимало минут 30— В это время как раз заканчивался братский молебен, приходило служащее раннюю Литургию духовенство. После ранней Литургии— завтрак и занятия. После занятий— экскурсии, после экскурсий— вечернее богослужение, на которое я ходил практически каждый день.

Вот такая была напряженная жизнь— жизнь абсолютно счастливая, я ее помню до сих пор. Помню не в подробностях, а как одно темно-светлое пятно: Это, кстати, еще один урок, который я получил в Лавре: Главным, конечно же, оставалось лаврское богослужение— теперь уже не только торжественное, праздничное, а обычное, будничное.

Весь годовой круг и неоднократно я провел на братском клиросе и в алтаре— читал, пел, пономарил. Вот тогда, как мне кажется, я понял богослужение, узнал его и был поражен не только его красотой, но и грандиозностью замысла. Ведь что такое богослужение?

Это не просто свидетельство о прошедшем или попытка достойно и красиво отметить те или иные важные события, происходившие в далекие времена. Годовой богослужебный круг— это особый мир, особая жизнь с Богом и со святыми, участником которой ты становишься. Всё пребывание в Лавре было для меня главным жизненным уроком.

Для меня Лавра навсегда осталась родным домом. Она близка мне, и я смею надеяться, что могу считать себя частью братии Троице-Сергиевой Лавры, думаю, что связан с ней на всю жизнь.

Это тоже инициатива владыки Александра: Мы с нынешним владыкой Кириллом, Епископом Ставропольским, тогда еще мирянином, поехали в Болгарию. Нас приняли на первый курс Софийской Духовной Академии, и я стал служить священником на подворье Русской Православной Церкви— в храме во имя святителя Николая в Софии. Скорее всего, она была просто слишком непривычной для.

Хоть и шутили тогда: Самое большое впечатление в первые дни пребывания в Болгарии— это духовенство, которое ходило по улицам обязательно в рясе. Помню, идем мы буквально в один из первых дней по городу, знакомимся с Софией и видим такую сцену: Для окружающих видеть священника в духовном платье абсолютно привычно. На Балканах и по сей день священник в гражданской одежде— это что-то немыслимое.

У нас же в Советском Союзе все было наоборот: У меня это всегда вызывало тяжелое чувство, поскольку было еще одним свидетельством того униженного состояния, в котором находилась в те годы Церковь. Никто уже, наверное, не помнит, как в е, даже в е годы в той же Москве смотрели на человека в рясе.

Где-то в или году я как-то ехал в метро в монашеской одежде, в которой старался ходить со времени пострига.